1437737250_b_konstantin-ge

«В Химках у Бышовца угнали «Мерседес». Прошло два дня – вернули. Почти такой же»

— В «Амкаре» в то время много зарабатывали? Или уже не помните?

— Я помню даже свою первую зарплату! В дубле «Спартака» в 16 лет я получал 150 долларов в месяц. По тем временам – шикарные деньги. Но конкуренция в середине поля была сумасшедшей. 1993 год – тогда даже Титов ещё играл в дубле. В общем, пробиться в состав было нереально. И вот как-то я сдавал экзамены в академию физической культуры в Люберцах. Был там и футбольный тест, кстати, который мы проходили вместе с Игорем Семшовым. После него-то ко мне подошёл тренер «Торгмаша». Вспоминаю это – самому смешно становится! «Вижу в тебе потенциал, знаю про «Спартак», но давай к нам в аренду», — говорит. Ну я объяснил, что «Спартак» есть «Спартак», хотелось бы там задержаться, а он: «600. Долларов». То есть в четыре раза больше, чем я получал!

— Согласились?
— Согласился. Как сейчас помню: третья лига и я, 17-летний хмырь, бегаю вместе с мужиками-работягами. Но закалка получилась хорошей! Это в «Спартаке» ты на чистых мячах играешь: раз-два и готово. А тут приходилось и бодаться, и выгрызать себе мячи. А как иначе? У всех семьи – надо было вкалывать по полной.

В общем, полгода я провёл в «Торгмаше», затем вернулся в «Спартак», и зарплата начала идти по восходящей. А что касается «Амкара», то когда я только пришёл, зарплата была 25 000 рублей. Это 2002 год. Но в конце сезона со мной переподписали контракт. Прихожу в офис, а Оборин меня спрашивает: «Сколько хочешь?» — «Сколько дадите». А он: «У нас так не торгуются». Агента у меня не было, а выжимать из клуба последние копейки не хотелось. Закончилось всё тем, что он мне объявил: «Ты у нас же в основном составе, вот мы тебе даём зарплату на этом уровне. 30!». Подписали. В следующем сезоне вышли в Премьер-Лигу – а это значит что?

— Повышение зарплаты?
— Правильно. Но никому не объявили, на сколько. Единственное, все знали: кому-то поднимут в два раза, кому-то – в три. Проверяли простым способом: всей толпой шли к банкомату, каждый вставлял карточку и, стиснув зубы, ждал, какую сумму выдаст чек. В итоге мне подняли в три раза – я начал зарабатывать 90 000 рублей. Сейчас, конечно, там уже фигурируют совсем другие цифры…

— Какие?
— Ну, в первом дивизионе зарабатывают по-разному: где-то 120 тысяч рублей в месяц, а где-то – 700 и больше. В среднем же – 400-500 тысяч. Согласен ли я с тем, что наш футбол перенасыщен баблом? Да, согласен. Но для Премьер-Лиги это совершенно не заоблачные цифры. А ведь есть ещё подъёмные, премиальные. Я, кстати, знаю, что даже в командах второй лиги зарплаты доходят до отметки в 200 тысяч, а премиальные – до 100 тысяч.

— У вас в «Амкаре» подъёмные были?
— Да. Кажется, пять тысяч долларов. Как оказалось, это очень мало, потому что потом я узнал, что у многих дело доходило до 25 и даже до 50 тысяч. В общем, вести переговоры – это не моё.

— Услугами агентов принципиально не пользовались?
— Я, может, и хотел, чтобы у меня появился человек, который бы мне в этих вопросах реально помогал, но тогда институт агентов был не настолько хорошо развит, как сейчас, а историю рабочих отношений с Деннисом Лахтером я уже однажды рассказывал.

— А сами агентом почему не пошли?
— Интересная мысль (смеётся). Ну, отношения с клиентом я бы, наверное, построил. Но, как мне кажется, бизнес этот немножко гниловатый: где-то придётся обмануть, где-то – что-то не договорить или, наоборот, приврать. По складу характера я, наверное, не очень готов к такой работе. Вообще, меня всегда больше завлекала не агентская деятельность, а скаутская. То есть более футбольная: ездить, смотреть, консультировать.